СИРЕНА (ИСТОРИЯ ЛЮБВИ)

Автор: Татьяна Мылян  2 мая 2016     478     0  

Мое прозвище - "Достоевский". Нет, к литературе не имею никакого отношения. Дело в том, что я способен достать любого учителя.

Однажды в класс вошла новая учительница. Один взгляд на нее вызывал зубную боль - прилизанные и убранные в узел волосы, длинная юбка и никакой косметики. Неужели такие еще встречаются?

Пока она представлялась, мой мозг переваривал информацию. Судя по всему, Ольга Петровна - классический пример пуританского воспитания. Слова "секс", "интим" и все, что с этим связано, должно вызывать у нее ощущение страха и смущения. В этом направлении и будем работать.

Через несколько дней, сдавая конспект, я оставил за обложкой листок с парой четверостиший эротического содержания. Эффект был потрясающий: ее щеки порозовели. Не буду перечислять все трюки, до которых я додумался, хотя некоторыми можно было гордиться! Например, подсунутый ей кусок мела, которому я предварительно придал форму мужского члена. Завуч зашел как раз тогда, когда она начала этим куском писать. Класс просто выпал в осадок! Завуча это настолько поразило, что он сказал:

- Вы бы хоть обратили внимание, что у Вас в руках!

Ольга не смогла продолжать урок, просто дала всем домашнее задание и ушла. Класс был в восторге, зато она после этого смотреть на меня спокойно уже не могла. Кампания развивалась успешно, но я знал, что есть грань, где заканчивается розыгрыш и начинается издевательство. Переходить эту черту я не собирался, поэтому прекратил военные действия.

Но один момент вызывал у меня сомнения: почему она мне ничем не ответила? Ну, как это делали другие преподаватели - пару двоек поставить, оценку в четверти испортить, родителей к директору... Ничего. Странно.

Однажды отдыхаю я дома, а меня будит телефонный звонок. Я снял трубку:

- Ты уже спишь? Пропустишь самое интересное!

Сон испарился в одно мгновение, а меня словно подбросило на диване. Это был не просто приятный женский голос, он был наполнен теми низкими вибрациями, от которых мурашки начинают бегать по телу, дыхание останавливается. Даже импотент, услышав такой голос, рискует почувствовать себя нормальным человеком!

- Ну, чего ты молчишь? Ты меня слышишь?

- Ага! - выдавил я из себя.

- Я новый номер придумала! Хочешь посмотреть?

- По телефону? - ляпнул я.

- Я тащусь от твоих шуток, Валерка!

Последнее слово она даже не выговорила, а промурлыкала, приведя меня в состояние, близкое к обморочному:

- А чего это у тебя голос такой странный?

- Простудился, - выдавил я.

- Ну, тем более приходи. Увидишь номер - вылечишься, гарантирую. Адрес помнишь? Гоголя, 22, квартира 17. Жду, только сегодня!

Я сглотнул, положил трубку и посмотрел на часы. Время позднее, но меня пригласили. Правда, зовут меня не Валерой, но он точно не придет, а девушка будет ждать. Нехорошо. Я себе не прощу, если упущу такой шанс. Конечно, она сразу заметит, что я не тот, кого она приглашала, но возможность взглянуть на эту Сирену, как я ее окрестил, хоть одним глазком, пожалуй, того стоила! Уже через четверть часа я стоял возле двери с номером 17. Нажал на кнопку звонка. За дверью раздался шорох:

- Валера?

Даже дверь не могла остановить очарование этого мурлыканья.

- Да, - хрипло ответил я.

- Я открою, но войдешь через минуту, ладно?

Я послушно посмотрел на часы и, когда истекло шестьдесят секунд, толкнул дверь. В глубине комнаты был самый настоящий занавес. Не успел я перевести дух, как раздался уже знакомый голос:

- Сегодня в шоу - Миссис X!

Под мелодию из почти одноименной оперетты Кальмана занавес распахнулся, и появилась фигура девушки, скрытая накидкой, лицо закрывала маска. Остановившись и медленно раздвинув накидку, она подняла вверх ногу, продемонстрировав, насколько она длинная и стройная. Затем, повернувшись спиной, она замерла, и мгновение спустя накидка мягко упала на пол. Она повернулась лицом, демонстрируя, что весь ее гардероб состоит из туфелек на высоком каблуке, чулок, черных трусиков и лифчика. Каждое движение бедер по упругости напоминало вибрацию струны, а трусики, казалось, могут улететь во время очередного "колебания". От малейшего движения грудь волнами испытывала на прочность застежку очень симпатичной "анжелики". Ну, а чулки, обтягивающие ее стройные ножки, воспринимались как ножны, в которых находится смертельное оружие!

Конечно, во мне говорила юношеская впечатлительность: затаив дыхание, я следил за тем, как она, не прерывая ни на секунду движения, то приближается ко мне, то отдаляется. Наконец, повернувшись спиной и покачивая бедрами, она медленно вскинула руки, и лифчик упал на пол. Именно в этот момент закончилась музыка. С ее новым всплеском она повернулась ко мне, одновременно закрыв грудь руками, но сделала это не очень тщательно, поэтому нижняя часть левой груди была хорошо видна. Я судорожно сглотнул, а она снова повернулась спиной.

Вся ее фигура причудливо изгибалась. Несмотря на слабое освещение, я убедился, что трусики не только маленькие, но и весьма прозрачные, что позволяло оценить симпатичную форму ягодиц и заметить маленькую наколку в виде бабочки на левой половинке. Это завело меня еще больше.

Она вновь повернулась лицом и подошла так близко, что я уже чувствовал тепло гибкого тела. Обойдя меня, она слегка коснулась моего плеча бедром и, снова подняв руки, отправилась на импровизированную сцену. Присев в реверансе, словно благодаря за внимание, она ушла за занавес, и я услышал мурлыкающий голос:

- Шоу закончено, зрителей просим покинуть зал!

Не говоря ни слова, переполненный эмоциями, я вышел из квартиры. Пораженный увиденным, я долгое время шел пешком, и первая моя связная мысль была: "Везет же этому Валере!" Эта девушка выглядела настолько естественно и красиво, что можно только позавидовать тому, для кого она будет танцевать.

Весь следующий день я находился в потрясающем настроении и не мог сконцентрироваться на уроках. Мыслями я все время возвращался к событиям вчерашнего вечера. Начался урок русского, и я, сам того не ожидая, начал рисовать. На листе бумаги появилась ОНА: спиной, с поднятыми руками, только в чулках и трусиках. Я вообще-то неплохо рисую, но сейчас превзошел сам себя! Она получалась, как живая! В этот момент, разрушив идиллию, раздался сухой голос Ольги Петровны:

- Урок закончен, сдать тетради!

Расторопный дежурный пробежался по рядам, слизывая со столов тетради. Я поспешно что-то черкнул и отдал ему. Минут через пятнадцать услышал по внутренней трансляции: "Антонов Сергей, зайди в кабинет русской литературы! Повторяю..."

"Ничего себе! Что я такого натворил? Случись это раньше, во время моих экспериментов, я бы не удивился. Но сейчас..." У меня было какое-то странное предчувствие, и оно не подвело. Не успел я закрыть за собой дверь, как буквально наткнулся на холодный и колючий взгляд.

- Здравствуйте, вызывали? - вежливо спросил я.

- Да, просила зайти. Хотела узнать, Антонов, что это такое?

Она подвинула какую-то бумажку, предлагая мне подойти и посмотреть, а сама выразительно сложила руки на груди. Одета она была, как всегда: длинный жакет и такая же, почти до пола, на затылке, и огромные очки в роговой оправе делали образ еще тоскливее. Рассмотрев, что изображено на листе, я понял причину гнева: это был мой набросок Сирены. Конечно, учительница восприняла это как мой очередной наезд.

- Честное слово, Ольга Петровна, это случайно! Я не хотел, чтобы рисунок попал к Вам, просто дежурный смахнул вместе с тетрадкой, - поспешил я оправдаться.

- Да? - скрипнул ее голос. - И кто же это? Твоя девушка?

- Если бы! - вырвалось у меня.

- Что, так нравится? - пренебрежительно бросила она. - В таком виде только знаешь, кто ходит?

- Догадываюсь, - хмуро ответил я, - но по одежке встречают!

- Ты хочешь сказать, что под этой одеждой скрывается тонкая и ранимая душа!

Я не подозревал, что ее голос может быть таким саркастичным! Хотя чем еще она может ответить? Завидно ей, вот и...

- Не знаю насчет ранимости, а что тонкая - уверен.

- Это почему?

- Потому что она танцем выразила больше, чем иной болтун языком!

- А может, дело просто в прелестях ее фигуры? В твоем возрасте это впечатляет больше, чем душа! Разве не так?

- Да, она очень красива. Но Омар Хайям сказал: "Что такое красота? Сосуд, в котором пустота? Или огонь, мерцающий в сосуде?"

- Ого! И ты считаешь, что у нее есть этот огонь?

- Уверен! Я могу идти?

Этот разговор уже начал меня раздражать.

- Иди.

На следующий день я снова устроился на диване перед телевизором. Вдруг зазвонил телефон. Даже не слово или звук, нет, одно только дыхание, доносившееся из трубки, заставило меня забыть обо всем!

- Привет, - услышал я знакомый вибрирующий голос. - Ну, как шоу, понравилось? Выздоровел?

- Да, спасибо, очень понравилось, это что-то потрясающее! Я такого никогда не видел! Только я хотел сказать, что я...

- Не Валера? Я догадалась. Позвонила ему, чтобы узнать мнение, а он... Я и поняла, что моим зрителем был не он. Посмотрела на АОН и увидела, что ошиблась при наборе на единицу. Решила позвонить еще раз, ты не против?

- Что ты, я очень рад!

- Хочешь меня еще увидеть? - после немного затянувшейся паузы спросила она.

- Да, очень!

- Ну, приезжай. Адрес не забыл?

В этот раз я добрался еще быстрее. Нажал на кнопку звонка, все еще не веря, что сейчас услышу ее голос.

- Заходи, открыто!

Закрыв за собой дверь, я увидел ее и застыл; встречала меня не Миссис X, а Шахерезада! Точеное тело прикрывали миниатюрные шортики из полупрозрачной ткани, такой же миниатюрный топик; длинные ноги были увенчаны черными босоножками на высоком каблуке. Сходство с Шахерезадой усиливала маленькая вуаль на лице, которая открывала только большие голубые глаза.

- Ну что, разделишь чашку кофе со скучающей красавицей?

Я обалдело кивнул. "Черт знает что! Или она колдунья, или я влюбился?!" Она сделала приглашающий жест в сторону комнаты и первой шагнула через порог, давая мне возможность осмотреть ее, так сказать, с обратной стороны. Сегодня ее ноги не были обтянуты чулками, но от этого не стали менее красивыми. Наоборот, легкий загар делал их еще привлекательнее, чем черный шелк! В комнате царил интимный полумрак. На небольшом столике стоял кофейник, сахарница и пара чашек, рядом стояли два кресла. Сирена указала мне на одно из них. Когда она наливала кофе, ей пришлось наклониться: слегка загорелая грудь очень соблазнительно выглянула из лифчика. Я сглотнул и поднял на нее голову. Глаза ее улыбались вовсю:

- Что, впечатляет? - проворковала она, усаживаясь в кресло. - Не можешь глаз оторвать?

Я поспешно закивал. Она осторожно приподняла край вуали, чтобы пригубить кофе. Сделав глоток, медленно заложила ногу за ногу:

- А почему ты в маске? - невпопад спросил я.

- Хочу остаться для тебя просто очаровательной незнакомкой. Поверь, у меня есть для этого основания. Хочешь, я для тебя станцую?

Это был потрясающий танец. За несколько минут она умудрилась продемонстрировать гибкость, пластичность и удивительное чувство ритма. Когда музыка смолкла, я понял, что нам пора прощаться. Не говоря ни слова, я направился к выходу. Когда она открыла дверь, я замешкался у порога и нерешительно выговорил:

- Спасибо тебе за все! Ты - просто чудо! Позволь на прощанье тебя поцеловать?

- Закрой глаза, я сама тебя поцелую!

Я закрыл глаза и через несколько мгновений почувствовал прикосновение ее губ. Сказать, что оно было приятным, - ничего не сказать.

- Можешь смотреть, - разрешила она.

Я кивком поблагодарил ее и вышел в коридор. Она стояла, почти полностью прикрыв дверь, но через оставшуюся щель продолжала смотреть на меня.

...Очень скоро я стал завидовать Ромео. Ведь он мог хоть время от времени видеть свою возлюбленную! Я потерял нормальный сон, похудел, стал неразговорчивым и все время думал о ней: о ее потрясающем теле, волнующем голосе, завораживающем танце.

Близился конец года, и отношение к урокам было соответствующее. Некоторые учителя сильно раздражались по этому поводу, в том числе и Ольга Петровна. Может, именно поэтому перед началом урока она насмешливо обратилась ко мне:

- Что, Мата Хари покоя не дает? И тут я не выдержал:

- Послушайте, Ольга Петровна, Вы - женщина, или мне это только кажется? Неужели Вы никогда не любили?

Я решительно направился мимо нее и услышал в спину:

- И как же зовут это чудо?

- Сирена, - вырвалось у меня.

Я сел на место, с трудом сдерживая желание уйти. В середине урока Ольга Петровна вызвала меня к доске. Я ответил на пару вопросов, что-то написал. И тут она направилась ко мне и стала спиной к классу. Достав из кармана носовой платок, она взяла его за уголки. У меня появилось какое-то странное предчувствие. Потом поднесла платок к лицу и, дав ему немного провиснуть, стала поднимать вверх, все больше закрывая лицо.

Остановилась, когда открытым остались только глаза. Вас когда-нибудь окунали в кипяток? Нет? Похоже, я испытал такое ощущение, потому что на меня смотрели глаза Сирены... Большие, голубые и многообещающие. Убедившись, что нужный эффект достигнут, она опустила платок и, не сдерживая улыбки, проговорила:

- Что ж, Антонов, думаю, с Вас достаточно. Можете садиться.

Ольга Петровна направилась за учительский стол, а я на не гнущихся ногах поплелся к своему столу, чувствуя себя полным идиотом. Мир рушился в моих глазах. Это что ж получается? Сексуальная сногсшибательная и полностью завладевшая моим мышлением Сирена и этот сухарь - одно лицо?! Я вспомнил прикосновение ее губ и почувствовал, что краснею.

В этот момент зазвенел звонок. Класс рванул к выходу, а меня словно какая-то сила удерживала на месте. Через несколько минут мы остались одни. Я просто не имел понятия, что мне делать! С одной стороны - передо мной учитель, а с другой - женщина, в которую я безумно влюблен. Я поднялся и осторожно направился к ее столу. Она что-то писала, не подымая глаз. Как только я поравнялся с ней, услышал:

- А ты - хороший психолог, Антонов! Нашел слабое место старой девы и "синего чулка". Молодец

- Простите, пожалуйста, Ольга Петровна! Я понимаю, что это было очень глупо и...

- Ну, не скажи! Как раз ума в твоих фокусах хватало! С избытком.

Она подняла на меня глаза. Да, очки сильно меняют облик человека! Но даже сквозь них ее взгляд был укоряющим, и я снова собрался извиняться, но она прервала меня, захлопнув журнал:

- Считай, что извинения приняты. Все?

Я кивнул. Она развела руками, мол, разговор окончен, и я направился к выходу. Уже у самой двери услышал:

- Ольга Петровна удовлетворена, а Сирене ты ничего сказать не хочешь? Или она тебе теперь неинтересна?

Я даже открыл рот, чтобы возмутиться, но тут до меня дошло, что это, же один человек! И, глядя в дверь, медленно произнес:

- А разве она тут присутствует?

- А ты повернись - и узнаешь!

Вибрирующее мурлыканье наполнило класс. У меня перехватило дыхание, я рывком повернулся и выронил портфель. Опираясь одной рукой о доску и не сводя с меня глаз, стояла Сирена. Потрясающее тело облегало только черное белье, то самое, которое было на Миссис X. Только маски на ней не было.

- Ну что, узнал?

Я сглотнул и направился к ней. Где-то на полпути она прошептала:

- Пение сирен обычно несло гибель, ты не боишься?

- Разве это большая плата?

Она на мгновение закрыла глаза и, сделав шаг навстречу, чуть не упала в мои объятия. Я сжимал ее тело, не веря, что это не сон. Подняв голову, она приоткрыла губы и закрыла глаза. Мы слились в поцелуе.

В этот момент я услышал, как распахнулась дверь. На пороге стоял завуч. Увидев нас, он побагровел:

- Это что такое?

Я похолодел. Мне было страшно за Сирену, я хотел как-то ее оправдать, но не находил слов. А завуч продолжил:

- Завтра в школу с родителями! Это ж надо, путану в школу привел! Беспредел!

Хлопнув дверью, он вышел. Мы посмотрели друг на друга и дико расхохотались. У Сирены даже слезы на глазах выступили:

- Да-а! Честно говоря, я думала, что он меня все-таки узнает!

- Я тоже! - сказал я, гладя ее по волосам, но она убрала мою руку:

- Достаточно.

Я сделал шаг назад. Она глубоко вздохнула и, надев юбку, сказала:

- Ты меня не так понял.

Передумав одевать блузку, она подошла и обняла меня:

- Пока достаточно. Ты ведь не хочешь, чтобы нас опять застукали?

Я, боясь поверить, выдохнул:

- То есть... ты хочешь сказать, что мы... то есть...

- Именно, мы!

Словно махнув рукой на опасность, она вновь поцеловала меня.

Я все чаще думаю, может, древним морякам тоже стоило не бояться, а влюбляться в сирен?


Все права защищены © Queen-Time.Ru

Если вы не согласны с содержанием статьи или же у вас есть дополнения, оставьте свой комментарий
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Войти через: