ПРИНЦЫ И ЗОЛУШКИ

Автор: Татьяна Мылян  28 сентября 2016     103     0  

Я всегда любила сказки. Особенно те, которые случаются в действительности. Например, о Золушке. Ах, как трогают наши сердца, душевные истории о бедных, но трудолюбивых девочках, которых по достоинству оценили богатые принцы на белых "Мерседесах"! Что, не верите? А ведь бывает...

Бесприданница... Слово-то, какое старинное, грустное... По дедушке Далю, "бесприданница — девушка, которую берут замуж, не требуя приданого, за красоту и достоинства ее. Бесприданная невеста, бедная, у которой ничего нет. Бесприданница-безобманница: что есть, то и есть". Правда, в старину бедных невест не слишком-то жаловали. Хотя, с одной стороны, народная мудрость утверждала, что "золоту девку — да хоть из глиняна дому!". Но, с другой — умудренные житейским опытом наши деды вздыхали: "Для щей люди женятся, для мяса в щах замуж идут".

К приданому относились серьезно. Считалось, что жених должен был построить дом, а невеста — наполнить его. В скарб крестьянской девушки входило "движимое и недвижимое" добро: одежда и обувь, постельные принадлежности и посуда, прялка и ткацкий станок, коровы, овцы и так далее. Список приданого скрепляли рукобитьем во время сватовства родители жениха и невесты. "Посажное добро" везли в дом жениха во время торжества — чтобы весь честной люд видел. И не дай Бог слукавить — свадьба тогда могла и расстроиться...

По старинным законам и обычаям, все, что невеста приносила в семью мужа в качестве приданого, — от перин до земельного надела, — было, ее собственностью, и этими ценностями муж мог пользоваться только с согласия жены.

Дворянство и купечество тоже приданым не брезговало. Не случайно ходили шутки-прибаутки: "Взял три деревеньки, ну и невесту в придачу!" или "А дают за ней три тысячи осетров, что на вольной воле в Волге ходят". Первую красавицу Петербурга Наталью Гончарову неугомонная маменька таскала по балам да маскарадам два года — и ничего! Светские львы целовали ручки да строили глазки, но не сватались к ней, бесприданнице. И лишь потеряв всякую надежду на "блестящую партию", Натали отдали в жены поэту, который единственный из всего роя кавалеров предложил свою руку и сердце...

Но бесприданницам все-таки довольно часто удавалось неплохо устроить свою судьбу. Так за какие заслуги принцы брали Золушек замуж?

• За красоту

"Бесприданная" красота была в почете у престарелых богатых женихов. Русские купчины, например, как правило, сильно засеребрившись бородой да благополучно схоронив первую жену - "ровнюшку", частенько "благодетельствовали" пригожих и бедных невест. Свахи подбирали писаных красавиц, чья судьба была: вести хозяйство, служить вывеской дому да терпеть от мужа любые проявления "нрава". Зато, оттерпев положенные лет двадцать, можно было тешиться самой завидной судьбой для российской женщины — стать богатой вдовой.

• За смирный нрав

Кротость особенно почиталась у мелких чиновников: ходя по струнке перед грозным начальством, они мечтали иметь дома "тварь дрожащую и бессловесную". "Ноги мыть и воду пить" — вот, в нескольких словах, генеральная линия поведения таких "осчастливленных" жен.

• За ум

Да-да, на умных женщин спрос был всегда, хоть и скрытый. Немало вдовцов брали в жены, может, и не слишком пригожую, да разумную: порядок в доме навести, ребят в люди вывести. И никаким невестиным имуществом тут уж было не спастись. Недаром пословица предупреждает: "Приданое в сундуке, кольцо на руке, а дура век на шее". Что уж говорить: сам Людовик XIV, отвергнув блестящих красавиц, женился на скромной госпоже де Ментенон — бедной и незнатной, но умной и рассудительной гувернантке его детей.

• За трудолюбие

Пожалуй, именно за это больше всего ценили бесприданниц. "Нам с лица не воду пить — и с корявой можно жить! Было б мясо на костях, была б силушка в руках..." Работящую жену часто ставили в пример богатым лентяйкам. Беда в том, что несчастной некрасивой бесприданнице не давали забыть о ее "корявости" до конца дней...

Портрет бесприданницы в современном интерьере

Сегодня, в наш рационально-скептический век, девочки из малообеспеченных семей по-прежнему грустно размышляют над своей нелегкой судьбой. Можно, конечно, попробовать выйти замуж за богатого или, по крайней мере, обеспеченного принца. Раньше основным кушем была квартира, а козырной картой бедной невесты — "неожиданная" беременность. Поохав-поахав, женихова родня, не желая скандала, давала добро на брак в "таких обстоятельствах". Для малодушного жениха это тоже было благородным оправданием перед друзьями: "Ну, ты сам понимаешь, "залетела" подруга, и я, как порядочный..." После свадьбы бедолагу держат в доме скрепя сердце, муж не считает нужным оправдываться за свои вечерне-ночные отлучки, свекровь наблюдает за происходящим со скрытым злорадством. Даже если муж — любящий и любимый, его "королевская" родня не преминет напомнить ей, кому она "обязана всем".

"А как же с тем утверждением, что бесприданниц берут за красоту?" — спросите вы. Брать-то берут да... иногда и возвращают.

...Эля, голубоглазая блондинка, была красавицей. Рядом с ней столичные "мисски" смотрелись "эмалированными тазиками". В Киеве Эля обреталась в педагогическом на факультете дефектологии (поступить туда "за бесплатно" можно даже сейчас), что давало ей законное койко-место в общежитии. От жизни Эля хотела только одного — навсегда забыть, что в родном Козятине зимой нет отопления, летом — воды и круглый год — нормальной жизни. Счастье привалило в лице Влада — тридцатипятилетнего свежеразведенного юриста, коренного киевлянина с новеньким синим "саабом". Роман развивался стремительно: после первой же ночевки в шикарной Владовой квартире Эля выдала такой фейерверк страсти, что спустя три месяца роман завершился свадьбой.

Эля быстро освоила все атрибуты новой жизни: фитнес-клуб, вояжи за рубеж, казино, презентации, пробежки по бутикам... В общем, прожила она в этом раю года три. А потом... Потом Влад решил сменить поднадоевший "сааб" на что-нибудь более престижное. А заодно—и "модель жены" обновить. Благо он уже несколько месяцев крутил роман с одной эффектной брюнеткой с троещинского жилмассива, будучи, так сказать, почти профессиональным благодетелем бедных красавиц. И отправил он Элю обратно на "историческую родину" — в общежитие педагогического, ободрав предварительно, как елку после Нового года. И никакого тебе раздела имущества! Что с Элей дальше будет? Образования у нее нет, шансов устроиться на хорошую работу — тоже. Разве что еще раз замуж выйти? В общем, сказка получается не о Золушке. Скорее, о разбитом корыте...

Если такая судьба вам никак не улыбается, выход один — копить приданое. Только не подушки с перинами, а нечто более современное. Сегодня это — хорошее (перспективное) образование и достойная работа. А еще — знание иностранных языков, эрудиция, коммуникабельность и... трудолюбие. Да-да, девушки из малообеспеченных семей самостоятельны и не боятся никакой работы, не в пример изнеженным богатым барышням. В наш эмансипированный век бесприданницы часто ведут себя по-мужски: делают карьеру, добиваются хороших заработков, продвигают своих, зачастую ленивых или чересчур инфантильных принцев. В общем копи приданное и тогда…

...Маша росла в типичной семье технической интеллигенции. Папа с мамой "двигали науку" в солидном НИИ, а она училась в университете на биофаке, зачитывалась Грином, ожидая свои "Алые паруса". Когда рыночные отношения бесцеремонно вторглись в нашу действительность, инженерская зарплата родителей скукожилась до невидимых размеров, а из углов уютного дома угрожающе полезла нищета. Оглядевшись по сторонам, Маша поняла: современные лайнеры под алыми парусами с принцами на борту стремительно направлялись в сторону богато "упакованных" подруг. А ей оставалось лишь "одной стоять на берегу". И Маша сделала выводы... Первым шагом в накоплении приданого был перевод с любимого, но бесперспективного биологического на факультет промышленного маркетинга. Потом она "села" на овсянку (преподносимую подругам как модные мюсли) — и в гардеробе появился необходимый минимум. Еще полгода Маша самостоятельно вгрызалась в английский, в перерывах всеми правдами и неправдами пролезая на различные конференции и бизнес-семинары. Три месяца работы уборщицей в ближайшем компьютерном клубе — и освоены все необходимые офисные программы!

Резюме постепенно пополнялось нужными строчками. Правда, на поиски принцев не оставалось ни времени, ни желания. Зато через два года Маша уже работала в крупной иностранной компании. Сегодня она носит деловой костюм стоимостью в папину полугодовую зарплату и снимает отдельную квартиру (пока еще не в центре, но подождите немного!). Недавно получила водительские права. Работа съедает кучу времени и нервов, но дает ни с чем не сравнимое ощущение финансовой свободы. Как-то незаметно вокруг начинают ходить косяки принцев.

Казалось бы, вот оно, счастье, привалило, наконец, давай выбирай! Но Маша с удивлением начала замечать: избалованные, привыкшие ко всему готовому "богатенькие Буратины" действуют ей на нервы. А уж их папы-олигархи и мамы-"золотоносительницы"... В общем, разбогатевшая Золушка не спешила терять туфельку. Как вдруг... Да-да, вы не ошиблись: недавно Маша вышла замуж! За Лешу — администратора в компьютерном клубе, у которого она когда-то училась виртуальным премудростям в свободное от мытья полов время. Леша живет с мамой и младшим братишкой в скромной квартире на окраине, работает программистом в небольшой конторе и хватается за любую подработку. И все равно — именно он стал долгожданным Машиным принцем.

...И опять рассказа о современной Золушке не получилось. Скорее, речь о другом. В жизни у всех нас есть выбор: стать "именем существительным" или "именем прилагательным". Можно существовать приложением к богатству или красоте. А можно — ощутить уникальность своей личности и стать хозяйкой своей судьбы. Выбор — за вами.

• В 1867 году нижегородский купец Плотников от своих доходов пожертвовал городу огромную по тем временам сумму — 5 тысяч рублей. При этом он поставил условие: деньги внести "вечным вкладом" в городской банк, а проценты с него выдавать "бедным невестам города на образование у них достойного приданого". С тех пор ежегодно 14 ноября в здании Нижегородской городской управы бесприданницы искали свою удачу — счастливый жребий означал получение от банка целых ста рублей. Подобных жребиев было, правда, немного — всего десять-двенадцать. Соискательниц же сторублевого приданого всегда оказывалось как минимум раз в десять больше. Такие "лотереи для бесприданниц" впоследствии стали проводиться во многих городах России.


Все права защищены © Queen-Time.Ru

Если вы не согласны с содержанием статьи или же у вас есть дополнения, оставьте свой комментарий
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Войти через: