МАМИНЫ СЕКРЕТЫ (ПЕДСОВЕТ, ИСТОРИИ)

Автор: Татьяна Мылян  31 октября 2016     261     0  

Представьте ситуацию: холодный зимний вечер. За окном — снег, в комнате тепло и уютно. А добрая мама собирает рюкзак семилетнему сыну и отправляет его в "дальнюю дорогу" — на улицу. Или вот еще. "Мама, я кушать хочу!" — просит малыш. "Потерпи-ка, сынуля, пару деньков", — не моргнув глазом, отвечает родительница. Ужас? Кошмарные сказки о злой мачехе? Вовсе нет! Это — домашняя педагогика с ее маленькими хитростями.

Педагоги говорят, что лет с пяти ребенок начинает ощущать себя личностью и пробует меряться силами с родителями. Он интуитивно ищет ту заветную "кнопку" в материнской любви, нажав на которую, будет получать все, что захочет. А что делать любящей маме?

Потакать? Ублажать? Подчиняться? Вот и приходится иногда прибегать к "антипедагогическим" приемам.

У каждой мамы есть свой маленький секрет того, как победить детское упрямство или же побудить ребенка к действию. Поделиться своими секретами мы попросили мам из нашей редакции. Вот что они рассказали.

• Истории из жизни

1.история

"Это было зимой. Вечерело, а мой семилетний Алешка все еще катался на санках с горки. Наконец, звонок в дверь. Я открываю — и вижу на пороге своего сына... со стулом в руках. "Мам, я поставлю его у себя в комнате, ладно?" Стул был колченогий, с рваной, в каких-то подозрительных пятнах обивкой, из его вывороченных "внутренностей" торчала пружина. "И это будет стоять у тебя в комнате? Но зачем?!" Я не могла представить, для чего ребенку нужна эта рухлядь. "Посмотри, как у тебя в комнате чисто, уютно, есть все необходимое". Но у сына были свои планы относительно "мебели" (так он называл эту старую развалину), а мое мнение не учитывалось.

Я говорила с сыном спокойно, но он меня не слушал. Тогда я сказала, что все равно вышвырну эту рухлядь. И когда попыталась взять стул, сын поставил мне ультиматум: "Если ты, мамочка, его выбросишь — я уйду из дому". "Ну и куда же ты пойдешь? А если ты устанешь, проголодаешься?" — я все еще думала, что Алешка говорит несерьезно. "Пойду... куда-нибудь, по улице. А добрые люди меня покормят", — решительно заявил сын.

И тогда я приняла совершенно неожиданное решение даже для самой себя. "Ну что ж, давай помогу тебе собрать вещи в дорогу", — предложила я и стала собирать рюкзак. Положила бутерброды, яблоки, какую-то одежду — словом, собрала человека в путь. И он ушел.

Недалеко, правда. Позже он мне рассказал, что ходил вокруг дома, забрел на соседнюю улицу. Павлик, мой старший, отправился за ним следом. У чужого подъезда, под балконом первого этажа, на какой-то подстилочке сидел наш Алешка...

Я уже точно не помню, как мы уговорили сына вернуться домой. Кажется, его привел мой муж. Вообще, когда он узнал, что я спокойно отпустила мальчика, то стал возмущаться, нервничать. Я и сама переживала. Но решила: если сын ставит мне условия, шантажирует — пусть держит свое слово до конца. Уговаривать его остаться дома было бесполезно: Алешка у меня — парень решительный.

Я избежала конфликта, слез и предоставила сыну полную свободу. Я не думала тогда, правильно ли я поступаю. Просто чувствовала, что ничего плохого не произойдет, а Алешке будет хороший урок".

2. история

"Кто хоть раз пытался покормить ребенка, который есть, не желает, — тот меня поймет. Началось все, когда Мите исполнилось два года. В один прекрасный день он, видимо, решил, что нельзя делать из еды культа, а мама (то есть я) этого не понимает: четыре раза в день упорно заставляет съесть то кашку, то супчик, то котлетку... Причем делает это именно тогда, когда больше всего хочется поиграть, залезть в папин ящик с инструментом или проверить, где в телефоне "сидит" бабушкин голос.

Я, как и любая мама, переживала, когда ребенок отказывался от моих кулинарных изысков. Чего я только ни делала, чтобы накормить сына! Во время завтраков, обедов и ужинов на кухне разыгрывались целые спектакли: папа скакал, подобно зайчику; бабушка, "играя" на крышке от кастрюли, исполняла песни народов мира, периодически пускаясь в пляс. В это время я пыталась затолкать ложку супа в открытый от изумления Митин рот. Так продолжалось почти месяц.

Первым не выдержал папа. Тогда я решила следовать советам детских психологов — купила разноцветную детскую посуду с веселыми картинками. "Если ты съешь всю кашу, то на дне тарелки увидишь гномика", — завлекала я ребенка. Митя размазывал кашу по краям тарелки, находил на дне гномика, но есть все равно отказывался. Нет, он, конечно, что-то "клевал" в течение дня, но я считала, что ребенок катастрофически недоедает. Я умоляла, плакала, кричала, а Митя прятал за щекой кусок котлеты и ходил с ней полдня, не глотая.

И однажды я не выдержала. "Не хочешь кушать — не надо. Больше не буду тебя уговаривать, — заявила я. — Захочешь, есть — попросишь сам". В тот день обед я не приготовила и как ни в чем не бывало, отправилась с ребенком на улицу. После прогулки мы отдыхали, играли, рассматривали картинки в новой книжке... Так прошел день. Митя есть не просил. Мое сердце обливалось кровью, я называла себя садисткой и порывалась сварить ребенку кашку, Так и уложила голодного сына спать.

На следующее утро я приготовила себе завтрак. Митя никакого интереса к моим гренкам с сыром не проявил. Я удивлялась: неужели ему совсем не хочется есть? Ведь уже прошли сутки... Меня продолжала мучить совесть. Наступило время обеда. Я занималась домашними делами, а Митя складывал пирамиды из кубиков. И тут я услышала: "Мама, я хочу кушать". Еще минут десять я проверяла себя на "прочность"... Но тут уж не выдержал ребенок: "Я кушать хочу!" — вопил он. Я бросилась на кухню...

С тех пор так и повелось.

Если мой сын начинает "перебирать харчами", я его не уговариваю. "Не хочешь кушать — не надо, — говорю я.

— Поголодай". Митя голодает ровно десять минут, а потом быстренько съедает все, что я ему приготовила".

3. история

"Моя Катюша с четырех лет начала заниматься народными танцами. Танцевать ей очень нравилось, но вот разминку, в которую входили различные упражнения (шпагат, "жабка", "ласточка"), она выполнять не хотела, жаловалась, что ей больно.

Однажды на показательных выступлениях для родителей дети должны были продемонстрировать все, чему их учили, в том числе и эти упражнения. И вот когда на сцене все малыши старательно изображали "ласточку" и "жабку", моя Катя просто уселась на коврик и расплакалась.

Учительница танцев предупредила: если к следующим выступлениям девочка как следует, не подготовится

— не поедет на конкурс. "Ну, Катерина, я за тебя возьмусь!" — решила я.

Дома, обсудив ситуацию, мы всей семьей решили: готовиться к выступлениям будем вместе. Но как отучить Катюшу от лени? И тогда я пошла на хитрость. "У тебя ничего не получится, — заявила я дочке, — и вместо тебя на конкурс поеду я". И с энтузиазмом начала репетировать: садилась на шпагат, делала "мостик". "Смотри, как здорово у меня получается, не то, что у тебя, неумехи!" У Катюши на глазах появлялись слезы, а я еще больше ее подзадоривала: "Я обязательно стану победительницей на конкурсе и получу подарок, а ты будешь дома сидеть". Катя расстроилась, смотрела на мои гимнастические трюки, шмыгая носом. И чудо свершилось. В какой-то момент в моей дочке взыграла гордость. Оттесняя меня, она сама старательно выполняла все упражнения. Мало того, в ней обнаружилась педагогическая жилка. Глядя на мои старания, она все время меня поучала: то я недостаточно "тяну носок", то у меня плохо получается "мостик". При этом она показывала, как надо делать. И, конечно же, у нее все получалось отлично!

Через месяц, счастливая и довольная, Катя отправилась на танцевальный конкурс".

4. история

"Одно время мы жили на Севере, и, сами понимаете, "щедрые" грядки не баловали нас ни ягодами, ни фруктами. Однажды я принесла домой первую клубнику, привезенную к нам Бог знает откуда. Купила, правда, всего один стакан, отдав за него почти половину зарплаты. Но дочке нужны были витамины — как не порадовать ребенка такой вкуснятиной! Да и самой хотелось попробовать хоть одну ягодку.

Я выложила клубнику в красивую вазочку (на кухне сразу запахло летом) и позвала Аленку. Мы уселись за стол, я протянула руку за ягодкой и... увидела глаза Аленки. Это был взгляд удивленного, возмущенного и, я бы даже сказала, глубоко оскорбленного человека. "Как ты посмела, мамочка, посягнуть на МОЮ клубнику?" — прочитала я в ее глазах. Конечно, мы сами были виноваты в том, что дочь росла жадной: все лучшее было для нее, ей ни в чем не отказывали. И вот, пожалуйста...

Возмущенная моим "нахальством", Алена смахнула вазочку со стола, и клубника рассыпалась по кухне.

Мне стало очень обидно, и я решила Аленку проучить: если ягоды тебе не нужны — я сама их съем. Собрала клубнику, помыла и с невозмутимым видом стала есть. На самом деле она мне в горло не лезла: ее и так мало, а тут приходится проводить воспитательный эксперимент. И дочка не выдержала: "А мне дашь?" "Конечно, ведь клубника и для тебя куплена. А я не жадная..."

Наверное, Алене тогда и в самом деле стало стыдно. Она лишь тихонько сказала: "Мы забыли оставить папе". Проняло, значит..."

Что ни говорите, но самый лучший психолог — мама. Может, и в самом деле существует какое-то особое материнское чутье, помогающее найти верное решение?


Все права защищены © Queen-Time.Ru

Если вы не согласны с содержанием статьи или же у вас есть дополнения, оставьте свой комментарий
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Войти через: